Линия горизонта моей мечты
7 April
По-теш-на-я
Есть ощущение, что мои нервы испытывают на прочность. Я всё понимаю, ведь мне тоже было и больно и страшно. И проще быть потешной и смешной, чем приоткрывать краешек маски.
Но порой оттуда течёт чёрная желчь. Липкая и злобная. И вот я смотрю в трясущуюся радужку, хмурю брови и рявкаю: "Не играй, блять, на нервах" - и строгий ответ чайно-карих глаз. "А вот теперь обидно".
Простипростипрости.
И иди ты к чёрту.
Мне чаще было обидно.
И снова и снова - нам проще же бить себя осокой. Нам проще лежать спиной на ледяном полу. И, сцепив зубы, смотреть холодной синевой на протянутые руки.
Ну бей, давай, бейбейбей. Не жалко. Уже не жалко.
И сидишь в наушниках. Слушаешь чужую жизнь. Хриплый вокал воет в уши. А глаза пытаются поймать взгляд. Неа, хватит.
У меня всё воет болью. Кричит и ноет.
У меня всё изливается желчью.
И я вновь примеряю маску, сжав до бела кулаки. Устала. Но так надо.
Живи.
Терпи.
31 March
sorry, bro. don't worry, bro. please.
Вчерашний день можно описать фразой: "Начали за здравие - кончили за упокой".
У него был день рождения. Он был счастлив. Он улыбался. Крепко обнимал меня, когда я поздравляла его.

- Ты прости, это важно, завтра не получится у меня остаться. Родители приедут, такое всё.
- Ничего, я найду, где переночевать.
- Прости…
- За что ты извиняешься?
- Ну, за то, что выгоняю тебя на мороз…
- Я найду, где переночевать. Просто у тебя мне хочется ночевать.

И по телу тепло. И не надо алкоголя. Просто так хорошо. Улыбка. Улыбка.
Улыбайся.

Улыбка растаяла, когда он увидел её в объятьях другого. Я видела этот внимательный птичий взгляд, поджатые губы. Боги, только не сломайся. Не пусти трещину. Живи. Живи. Живи.

- Ты куда?
- Я до Енисея.
- Я с тобой.
- Там будет холодно.
- Не страшно.
- Идти далеко.
- Ничего.
- Догоняй тогда.

Мы шли. Он тихо говорил, что ничего не понимает. Что очень и очень устал. Я смотрела на него, наверное, у меня в глазах было много боли. Он прятался от моего взгляда.
Он всегда от него прячется.
Он вытащил "хлопушку" - штуку, имитирующую звук выстрела. Не сомневаюсь - собрал он этот потрясающий агрегат сам.

- Готова?
- Да…
- Одна заряжена.
- Хорошо…
- Вторая заряжена.
- Хорошо…
- Я стреляю?
- Да.
- Готова?
- Да стреляй уже!!!

И хлопок. Глаза в глаза, лбом ко лбу. И шум в левом ухе. Звон до головокружения. До оглушения.

- Я тебя не понимаю.
- Спрашивай. Я объясню.
- Я не хочу.
- Почему?
- Я всё себе уже придумал…

Это был сложный вечер. Он плевался желчью, пытался то ли оттолкнуть, то ли оставить. Я тасовала карты. Болели ожоги от сигарет, затушенных о себя в порыве ненависти к самой себе. Я чувствовала, что в груди всё сворачивается в спираль. Больно. За него больно.
Почему он не может быть счастливым?
Почему не могу стать счастливой я?

- Почему ты ушла к подруге?
- Потому что я очень давно её не видела. Соскучилась.
- Ложь.
- Мне нужно было время вдали.
- Ложь!
- И в чём же правда, может тебе виднее?
- Ты оставила нас одних. В ночь на мой день рождения. Зачем ты оставила нас одних?
- Скажи мне ещё, что ты этому не рад.

Пьяные голоса его друзей. "Она тебя не любит, ты ей на хуй не нужен" - я сидела рядом, смотрела на них исподлобья.
И желала им подавиться своими словами.
Захлебнуться в алкоголе.
Сдохнуть. Больно.
"Да а что ты на эту показываешь? Она тут при чём?" - и тут я не выдержала. И тут я уже не видела смысла держать себя.

- Я тут причём?! Я?!!! Хочешь, расскажу?! Смотри, какой расклад красивый: он любит её. А я люблю его. Прикольно, да?! А хочешь самое крутое? Они оба живут у меня в квартире!!! Вот при чём тут я!!!

Я помню, как рисовала на нём чёрным маркером. Писала:
"Но, скажи, я люблю от того, что болит, или это болит от того, что люблю."
Я помню, как пропала. Секунду, когда поняла, что упала в омут. Что бить тревогу уже бессмысленно. Что уже поздно.

- Дай я погадаю тебе…
- На что?
- На человека. Как это ты делаешь.
-…
- Ну, так дашь карты?
-… Бери

Никому никогда не разрешала брать карты, чтобы гадать. Никому. Никогда. Было в этом что-то сакральное. Да и мои таро - это единственное неразгаданное чувство, держащее меня на тонкой грани скептицизма и мистической реальности.
Но ему я разрешила.

- Хочешь, поцелую тебя? Глубоко?
- Ты этого не хочешь.

И взгляд с поволокой. И рука на изгибе челюсти. Чуть резкий разворот и губы на губах.
"Знаешь, я тогда думал, мол, она меня любит. Ей понравится".

- Ты меня не знаешь. Я деспот. Я тиран.
- Ты не видишь того, что вижу я, когда смотрю на тебя.
- Ты видишь то же, что вижу я, когда смотрю на неё.
- Нет. Я не смотрю в зеркало. Я смотрю в окно.

Они - два вампира. Они выпьют друг друга до дна. Они - кровные. Я помню, как она к нему относится. Как я спрашивала: "Давай я вызвоню Ворона" - и она кивала головой. А в синих глазах детский испуг. Она хотела домой. Она хотела к брату. Он ей брат.
Да только кто-то забыл ему рассказать об этом.

- Зачем ты хочешь жить? Тебе ведь больно смотреть на это каждый день.
- Больно.
- Так не проще ли сдохнуть?
- Мне нравится жить.

Ночь. Холодно. Звон в ушах. Грань между мразью и вусмерть пьяного. И не знаешь, куда склонится чаша весов. И плевать.
Мы шли по дороге, мимо свистели машины. Он голосовал, пытаясь поймать попутку. Ругал всех проезжающих на чём свет стоит. Нам было холодно. Я держалась за сгиб локтя.

- Что? Страшно идти по дороге?
- Холодно.

Мы вернулись домой в четыре утра. Нас встретили ушедшие раньше друзья. Мы упали на диван. Тихое ночное: "Дуй сюда" - ладонь на моей спине, сердечный ритм мне в ухо. Дикий, шумный, разогнавшийся. Живое сердце под щекой. Хотелось расплакаться на этой груди. Но нельзя.
Он бормотал. Не мог заснуть, шептал что-то, о чём-то говорил. Я сама выскользнула из под его руки. Зябла под простыней, ёжилась, жмурилась. И засыпала, ожидая нового дня.

Знаешь, ты не хотел, чтобы оно проросло корнями, ты не хотел, чтобы мне было больно, ты хотел, чтобы я поняла, какой ты мудак, и сама оставила тебя. Не вышло. Но в одном ты преуспел. Я ни на что больше не надеюсь.
Вообще.
Я люблю тебя.
У меня всё болит тобой.
Живи.
0
2 March
- Ну и как он тебе?
- Ничего такой. Милый. Хороший.
- Ага-ага, ты только привязываться к нему не вздумай.
- ДАБЛЯТЬ!
28 February
Ледоколы.
Вчера вечером под моей дверью валялся упоротый суицидник. Он стучал руками и ногами в мою дверь, выл, то ли на помощь звал, то ли просил скорой смерти. Я не знаю этого человека, я только вызвала скорую и полицию.
Вчера, стоя в подъезде посреди рек крови, заполняя протокол, я осознала кое-что очень важное. Я жива.
Ничто не стоит моей жизни.
Ничто в этом мире не стоит того, чтобы я доводила себя до подобного.
До истерик. До чернеющих растерзанных вен.
Если у меня не будет меня - ничего не останется. Я жива.
Я жива.
Пляшем.
25 February
Mayday! Mayday! Mayday!
Как же не вовремя, как же, сука, не вовремя!
Я смирилась с мыслью о том, что я откровенно безнадёжна. За двадцать два года жизни я никогда не была "той самой". У меня были "те самые", что занимали мысли и переполняли сознание, но я такой не была. Я не знаю, в чём причина. Может быть рожей не вышла, может быть - характером. Может быть и то и другое. Не знаю.
Но порой наступает момент и появляется человек. Эта личность прекрасна во всём. Настолько прекрасна, что мы не можем представить себя рядом с ней.
Но вот, личность подсаживается в баре.
Личность берёт за руку.
Личность рассказывает про свою жизнь.
А вечером ты обнимаешь личность и гладишь по волосам. Личность льнёт, улыбается. Личность радуется.
А ты не можешь отпустить себя в этот полёт. Пусть это мимолётное, пусть закончится, когда придёт рассвет - не можешь отпустить себя, открыть, расслабить плечи. Боишься, что всё растворится. Оазис окажется миражом. Страшно.
И куда себя девать потом не знаешь. Мысль рвётся на части - это то самое? Это пройдёт мимо?
Как же не вовремя. Как же, бля, не вовремя.
1 January
Новый 2018-ый… блядский скандал.
Я имею позицию. Жёсткую, твёрдую. И не очень люблю её навязывать другим. У каждого своё мнение построенное на своих выводах.
Но когда тебе ссут в уши галимой пропагандой, используя такие термины, как "хохол", "жид", "лях"… Я немного сбиваюсь с катушек. Я люблю и ненавижу людей, а не нацепленные на них ярлыки. И, чёрт побери, как же меня это злит. До дрожи в зубах.
У меня были друзья из Украины. Да, сейчас мы не общаемся, мы перестали общаться лет пять назад, просто так сложилось - иногда общение сходит на нет. Кто-то исчез, кого-то и не было.
У меня есть друзья-иудеи. У меня есть друзья с еврейскими корнями.
Я была в Польше. Да, недолго, но кое-что видела. Я знаю людей, которые были в Польше.
И у нас есть интернет. Гигантская сесть, позволяющая дотянуться до людей из любой точки мира. Сказать им пару слов, узнать их мнение. И, быть может, они не такие уж злые, какими их малюют СМИ.
Так что, да, меня бесит, когда мой опыт называют хернёй, моих друзей - лжецами. Я считаю, что есть гнилой национализм, который ужасен по своей природе. Что нельзя смотреть на человека и видеть лишь нацию или расу. Надо видеть в первую очередь человека.
Доведя меня до точки кипения, мой оппонент начинает использовать запрещённые приёмы. Давить, запрещать. Использовать свою власть над моей жизнью. Да только, мне уже всё равно. Меня не напугать этим злым "запрещаю".
Мне лишь больно, что это мой отец.
31 December
выбор есть даже когда его нет.
Я кое-что поняла. Кое-что важное. Я хочу жить в комфорте. В тёплом одеяле и в маленькой уютной квартире. рядом с людьми, которые мне ближе.
Соррян.
9 December
Да. Я всё ещё люблю третье дерево справа, а не основных персонажей.


23 October
Обожаю, обожаю, блять!
Сегодня с утра, с самого начала рабочего дня мой начальник решил, что отличная идея разбить мне немного жизни. И лучше с самого начала рабочего дня, чтобы я весь последующий день сдерживала внутри себя бурю. Нет бы сказать это вечером, чтобы у меня была ночь наедине с собой, чтобы я переварила эту информацию. Но нет. Мы ебнём с утреца!
Сегодня утром начальник объявил мне, что меня увольняют. Я-то, в принципе, знаю, за что, но всё же спросила, почему так. "У тебя характер неподходящий для этой должности" - сказал он мне. Криво съехали, сэр, очень криво. Неужели нельзя сказать честно, что всё дело в том, что соотношение ошибок и промежутка времени, за которое были сделаны эти ошибки слишком велико? Я бы не обиделась, тем более, я выказывала свою готовность отвечать за свои промахи.
И как же мне, блять, нравится это его: "Ну, ты не переживай, работай спокойно дальше, пока мы тебе замену не нашли" - это что же за призрачный срок такой. Замену можно искать неделю. Можно искать месяцами. На какое время мне опираться? Может быть, меня попрут завтра, а мне, как бы, работу надо найти. Не хочу умирать в канаве от голода и нехватки бабла.
И ведь, самое ебаное, что, когда я сидела за рабочим местом, как в воду опущенная, мой начальник подошёл и спросил, чего это я такая грустная. Ну, действительно, давайте подумаем, чего мне грустить. Наверное того, что мне весь день надо протаскать фальшивую улыбку, чтобы никто не догадался, что у меня стучит в висках от того, как сильно, блять, страдают мои нервы.
Очаг горит синим пламенем. И обидно, блять, обидно. Я же стараюсь, я же правда стараюсь. Пашу за откровенные копейки, за опыт, но мне нравится это место. И я даже полюбила эту работу, а что теперь?
А теперь… Я лягу спать, чтобы проснуться завтра и пойти на ненавистную работу, потому что у меня ведь слишком ебаный характер для этой должности. Обидно, что мне очень хочется заболеть или пораниться, чтобы был повод не появляться там завтра. Но я же слишком везучая. Всё со мной будет хорошо. Кроме, правда, промотанных в щи нервов.
6 August

Я: Смотри! Мы в аниме!
Бро: Ахахахахах.
Лол, ну, немного есть.
Ахахаххахахаххаха
Иисус?
Я: Ага: Д
Бро: Лол.
Я: Уже вижу этот разговор: Я: ОМОЙБОГ! Ты: Хосспадииисусе…

Спасибо, Япония. Теперь Иисус - моя вайфу.
как жить?

30 July
Я поняла, что я ненавижу: обязательное поступление в 18 лет. Ну, то есть, когда на тебя давят со всех сторон и требуют определиться. А ты даже порой не умеешь любимый суп сварить, не то чтобы сделать выбор, определяющий твою жизнь.
И, конечно же, можно получать второе образование. Можно начинать заново. Жизнь на то и жизнь. Но как же это ужасно сделать первый выбор и понять в итоге, что надо было идти по другой дороге. Но ты уже слишком далеко.
11 June
Я люблю шутить про случайные влюблённости в общественном транспорте. Я думаю, все это проходили. Ты сидишь на кресле в одном конце автобуса, что-то тыкаешь в телефоне или смотришь в окно, слушаешь музыку или толпу вокруг. И думаешь о чём-то. Мысли пронизывают мозг тонкими белыми нитками.
И тут человек.
Это может быть невероятная девушка. Это может быть потрясающий юноша. Они, как правило, далеко. В другом конце автобуса или вагона метро. Они, чаще всего, стоят, иначе бы мы их вряд ли бы заметили. Они тоже смотрят в окно или на экраны телефонов. Они носят наушники или слушают окружающий мир. И думают о чём-то, пронизывая мозг белыми нитями.
И тут вступаешь в игру, когда максимально делаешь вид, будто не смотришь, но смотришь. И чувствуешь себя максимально глупо, не пялиться же в открытую. А не смотреть не можешь, потому что хочешь запомнить каждый жест этого внезапно явившегося в твою жизнь чуда. Они уйдут - эти случайные люди. Мне иногда кажется, будто они нематериальные. Когда я их вижу однажды, я больше не вижу их вновь. Хотя, казалось бы, живём в одном городе.
Но вчера был человек, который невольно развеял это ощущение нереальности этих случайных "возлюбленных" в транспорте. Он сошёл с моих работ. Я часто рисую таких мужчин: он высок, но сутулый, будто немного устал, у него мягкие длинные волосы и немного отсутствующий взгляд, у него потрясающий нос с горбинкой, идеальный, будто не созданный природой, но нарисованный моим карандашом. Одно дело видеть копию актёра или певца, другое - своего творчества.
И я не знала, куда себя деть. Я прятала глаза, вертела в руках фетровую шляпу, смотрела на свою попутчицу, которая сидела спиной и не видела того, что видела я. И я максимально старалась не выдавать себя. И всеми мыслями просила мироздание столкнуть нас. Но такие влюблённости должны быть мифическими и случайными. Как призрак, как сказка. Показался и скрылся в городской гуще, оставив лишь след от себя. Естественно, ничего не случилось. Он сошёл за несколько остановок до моей. Он исчез, как и полагается людям, ему подобным.
Но он появился вновь, развеяв свою мифичность и призрачность. Он не растворился в городе.
Когда я и две мои подруги ехали обратно, он зашёл на той же остановки, на которой вышел. Я невольно дёрнула сидящую рядом за локоть и чуть ли не вслух выдала: "Это он!" - естественно, я рассказывала в тот день друзьям о странном незнакомце, что будто сошёл с острия моего карандаша.
Наверное, он заметил. Уж это точно. Мне было ужасно стыдно, хотелось спрятаться за свой фетровой шляпой. Я старалась отвлечься, но получалось только хуже: то искромётная шутка заставит громко рассмеяться, то ещё что-то.
Вышел он на той остановке, на которой я его изначально увидела. Совсем недалеко от нынешнего моего места жительства. Одна из подруг с улыбкой сказала, что успела незаметно заснять его на камеру, ловко сделав вид, что просто смотрела снятые раннее материалы. Вышло и правда незаметно, ибо даже я не обратила внимания.
В итоге, наверное, хочется сказать, что мне очень стыдно. Стыдно, что я, возможно, заставила его смущаться, что я, возможно, выглядела аки чёртов сталкер, хотя и видит небо, что это была случайность.
Подытожить хочу, что если среди вас есть те, кто попадал в эту сюрреалистическую ситуацию, когда вы замечаете, что некий человек мучительно старается смотреть не на вас. Когда этот человек случайно вздрагивает при вас. Когда вы видите его немного чаще, чем ожидалось - не судите его строго. Может быть вы для него - сказочный миф, который должен раствориться в городском шуме, выйдя на другой остановке.

p.s. Ну, только если это реально не похоже на сталкерство, иначе это уже жутко.
6 June
Я должна быть рядом. Но я здесь.
1 June
Икается.
Я помню такую забавную присказку: когда икаешь, значит, кто-то вспоминает.
Когда икаю, вспоминаю одного важного человека. Думаю: "Прекрати, свет мой, я тоже тебя помню!" - и прекращаю икать.
Это было бы забавное совпадение.
Но так каждый раз.